Воинствующий сентиментализм

Когда ребенок знакомится с внешним миром, у него формируется своя целостная картина мира – что он любит / не любит, ему нравится / не нравится и т.д. Со взрослыми он также делится своими мыслями и рассказывает какой он.

Иногда взрослые вносят коррективы в его представление о том, как должно быть.

Итак, исходные данные: ребенку – 10 лет, женщине – лет за 40. Ситуация: я эту тетку вижу впервые в гостях у общих знакомых родителей. Она задает вполне обычный вопрос: «Что тебе нравится?». Рассказываю, что очень люблю животных, особенно собак, что кормлю их, играю с ними. Она резко парирует: «Это не любовь! Вот я своей собаке позволяю есть вместе со мной из одной тарелки и спать в постели. Я ем кашу, и она с моей тарелки ее лижет. Вот это любовь к животным! А ты так можешь, если не можешь, значит, ты не любишь животных!». Наверное, это было мое первое столкновение в жизни с воинствующим Честным. Шок от услышанного, внутренний коллапс и сильное желание протестовать и возмущаться – в итоге посчитала, что более выгодно вообще промолчать, чтобы не услышать еще чего-нибудь «неожиданного». Но срез представлений о «любви», «преданности» и других «вечных ценностях» сильно пошатнулся. Понятно, что ребенок не мыслит в этих категориях – он делает какие-то действия и они ему нравятся и из этого он может понять, как относится к тому или иному существу. Как таковых конструкций маркообщений нет. А что у меня тогда было в наличие – мифы древней Греции и документальные фильмы о дикой природе – вот и весь «философский набор по этой теме», где были описаны «идеалы и герои» для ребенка, которые меня увлекали на тот момент. Ни в одном из них не упоминалось о том, что «нужно есть из одной тарелки» или «спать вместе с животными» и что этим, оказывается, доказывается «любовь»?!

Похожая публикация:  «Хорошее распространяется быстро...»

Спустя годы стал виден весь идиотизм и того разговора, да и самой женщины. Но то, что другой человек может вторгнуться так бесцеремонно во внутренний мир стал хорошим жизненным уроком. И после этого никакая тетя или дядя, с которыми я не была ранее знакома, уже не могли парой вопросов, узнать, что же мне нравится или не нравится – откуда мне знать, какие у них были дальнейшие намерения… Получился некий базовый принцип, который стал одним из ключевых на последующие годы жизни.

И этот момент, что ты чувствуешь, ощущаешь, представляешь мир иначе, чем другой человек был довольно часто «камнем преткновения». Этот воинствующий сентиментализм Честных – их оскорбленные, униженные, попранные чувства откровенно говоря сильно доставали. Поскольку ребенок не может предпринять активных действий по изменению ситуации – не может переехать в другой город, не может сменить школу – оставалось ограничивать контакт с ними, использовать модель поведения, где изначально невозможно подойти к теме чувств, представлений о мире, добре и зле, плохом хорошем и т.д. Не под каким предлогом не дать выйти на этот уровень тем – комбинация, которая позволяла не соприкасаться с уровнем воинствующих Честных. Но как любая модель – она сначала позитивна, потом нейтральная, а потом начинает разрушать своего носителя. И когда условия и среда и жизни изменились, неожиданно стал вопрос о том, что умение рассказывать о том, что нравится, что действительно думаешь, как в действительности относишься к происходящему, утрачено. И наступил новый этап, когда нужно было заново учиться рассказывать о том, что меня лично интересует и учиться радоваться этому, испытывать азарт и любопытство. Благодаря сначала ЭССЛ это стало возможным, т.к. классификация по социотипам позволяла определять с кем можно говорить на эти темы, а с кем общаться на дистанции и постепенно страх «быть размазанной в самых лучших чувствах» прошел. Когда же появилось ЛДФИ и стали интересовать другие темы, связанные с созданием условий для той модели жизни, которые нравятся, эти вопросы вообще ушли из поля зрения.

Похожая публикация:  О направлении собственных действий сегодня

И тут читая новости, неожиданно снова видишь, что уже в маркомасштабе «оскорбленные чувства» снова являются веским аргументом. И вспоминая разговор про неподдельную любовь великовозрастной дамы, в котором несмышленый ребенок посчитал себя «любящим животных», можно порадоваться, что право есть с собакой из одной тарелки будет принадлежать им всегда…

Поделитесь с друзьями

Рейтинг публикации

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (7 голосов, средний: 5,00 из 5)
Загрузка ... Загрузка ...
Ирида

Ирида

эксперт по тактическим социальным взаимодействиям в области личной и профессиональной коммуникации.

Написать комментарий

1 Комментарий к публикации "Воинствующий сентиментализм"

Уведомлять о
avatar
3000

Рина Странникова
Гость
Рина Странникова
4 августа 2012 12:59

Из личных наблюдений: чем сильнее человек кичится воинствующим умилением и проявляет гротескную сентиментальность — тем он более агрессивен и жесток к людям. Вот такая извращенная сюсюкающая форма «народного гуманизма». Мимо пожилого человека, которому стало плохо на улице — пройти, отвернувшись — норма. Зато различные котоматрицы, ритуалы с зачастую замученными такой «любовью» животными — почему-то показатель «человечности» субъекта по его мнению. Знавала семью — в которой у кота была отдельная комната — обустроенная как хорошая детская, кот ел за столом с хозяевами восседая на детском стульчике со специальной подушкой и своим прибором. Всех гостей принуждали обедать вот так с котом рядом и непременно целовать такого «Пусю» — даже тех у кого аллергия на кошек. Собственные дети были отправлены жить подальше от такой идиллии на вольные хлеба. Действительно — пусть право обедать с котом будет всегда у подобных теть и дядь. Осознанному человеку все-таки приятнее хорошее человеческое общество)))

Голосовать: Thumb up 0 Thumb down 0

wpDiscuz