Социальный паралич

Болезнь у человека начинается там, где нет тока энергии. Если посмотреть на финансовую болезнь общества, то где же у тела «социума» нет тока энергии?

Что сегодня происходит, когда человек теряет работу по сокращению, он становится социально нежизнеспособен. Со стороны можно представить, что человек становится парализован в своих действиях, только не в физических, а социальных. Вот если представить самого человека как его нервную систему, которая пронизывает своими нервными окончаниями все сферы его жизни – дом, работу, семью, отдых и т.д. И за счет того, что импульсы поступают от человека в эти области, в них происходят события – на работе ему дают зарплату, в семье рождается ребенок и т.д. Так же как с рукой, идет импульс от головного мозга и рука получает сигнал сжаться и взять яблоко, которое человек хочет скушать.

Попытки человека после увольнения найти работу похожи на то, что он посылает нервный импульс в эту область – найди работу – а его «социальное энерготело» не реагирует – внешне он так и не может устроится на работу год или два. В развитых странах ему раньше выделяли достаточное социальное пособие, ставили своеобразную «финансовую капельницу на время» – может снова заработает, начнет пропускать через себя нервные импульсы, но проходит время и он все так же без работы и его снимают с пособия. За это время поиска новой работы складываются уже все финансовые условия, чтобы человек потерял образ жизни, который крепился на его работе, как ключевом элементе сборки образа жизни.

Для функционирующей системы он становится «мертвой» клеткой не потому что он что-то не умеет делать, а потому что через него не идет сигнал, импульс нервной системы. То есть он перестал пропускать через себя «социальное» электричество.

Похожая публикация:  5.2. Квартира в форме буквы Г. (Сложная форма) Выводы.

Деньги – это кровь социума, но есть и нервная система, которая работает за счет электрических импульсов. Если клетка не принимает сигнал, то туда не будет поступать и деньги, полезный ресурс.

Что подразумевает под собой американская модель работы, которой в той или иной мере переняли и другие страны – «сгорание на работе» – решать в течение дня множество дел, достигать результатов для компании и не думать о себе, т.к. получаемой зарплаты достаточно, чтобы восстановить пошатнувшееся здоровье. Но вот как-то денег не стало хватать ни на здоровье, ни на содержание недвижимости, ни на оплату счетов…

У этой модели работы был начальный протопип или ее первая версия. Помню картину из какой-то старой еще черно-белой хроники – детишки лет пяти на заводе сидят за конвейером, в руках у них деревянные молотки, и они бьют по каким-то проезжающим деталям. Вот только руки у них закреплены в специальный механизм, который не позволяет изменить положение руки или ее вынуть или перестать работать, встать и уйти. Возможно это было сделано, чтобы ребенку было «комфортнее» работать, хотя сильно сомневаюсь. Эта суть «фабрично-заводской» реальности очень сильно шокировала тогда. А если допустить, что такого удерживающего механизма нет фактически, но он существует виртуально и человека годами держат «в одной» нужной этой технической махине позе. Что произойдет – у человека большая часть тела «атрофируется» и сначала все усилия и жизненные ресурсы пойдут в наращивание мощи рабочего органа, например, руку. Рука станет сильной и сможет делать такие вещи, которые нетренированной руке и не под силу, но спустя какое-то время рука тоже атрофируется. Рука не сможет прилагать усилий, чтобы что-то сделать, хотя внешне и может выглядеть накаченной и тренированной, человек же в социуме не может прилагать усилий на своей работе, именно полезных усилий. Можно стучать по гвоздю и забить его в доску, а можно стучать по гвоздю, но он так и будет находиться на поверхности доски. Формально действия одинаковы, а вот результаты на выходе различны. И усилия по своей психической структуре различны.

Похожая публикация:  Выбор профессии

Если прототип модели работы на заводском конвейере сложно не заметить, то виртуальный конвейер как-то не воспринимается как физически опасный для жизни. Но конвейер проник во все – это суть существующих профессий – конвейер больных у доктора, конвейер песен у исполнителя, конвейер бумаг у клерка, конвейер клиентов у менеджера и т.д. Достаточно применить этот принцип и из любого процесса получается конвейер, нужно лишь добавить монотонную ритмичность работы, однотипность результатов и самое высокую скорость работы, на которую способен человек. И все, конвейер готов, его можно разместить в магазине, его можно разместить в бизнесе, где только заблагорассудится. И этот принцип через несколько лет работы парализует своего носителя. Он ее делает, но не может приложить внутренние усилия, т.е. определенную психофизическую структуру, чтобы получать результат, который нужен тому, кто к нему пришел.

В Апгрейде ЭССЛ есть принцип Проактивности, кажется сегодня это единственный принцип, который способен спасти человека, пожившего «на виртуальном конвейере» от окончательной социальной парализации.

А социальная система продолжает «шерстить» свои клетки, которые внешне все делают правильно, но не способны вкладывать усилия и старается от них избавится. Она, как живой организм, стремится снова стать здоровым существом, каким она была в эпоху «фабрично-заводской» мощи – когда толпы людей шли отдавать силы на ее благо. Только это «оздоровление» приведет к тому, что она станет окончательно нежизнеспособной и парализовавшей саму себя.

И получается, что ток энергии прекратился в нервной системе социума. Нового способа получения «экологически чистого» электричества в социуме еще не придумали…

Поделитесь с друзьями

Рейтинг публикации

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (4 голосов, средний: 5,00 из 5)
Загрузка ... Загрузка ...
Ирида

Ирида

эксперт по тактическим социальным взаимодействиям в области личной и профессиональной коммуникации.

Написать комментарий

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять о
avatar
3000

wpDiscuz