Сама.

В каком-то «когда» существовал Город. Для наглядности назовём его Берлин.

Весёлые фрау и фройляны готовили удивительные штрудели, пирожки и яблочный сидр.

А довольные Херр’ы с удовольствием что-то строили, придумывали и воплощали: механизмы, дома, музыкальные инструменты и поделки. Люди радовались и жизнь кипела. Создавалось всё, что было весело и приносило удовольствие.

Это был прекрасный город, с удивительными зданиями, наполненный жизнью, улыбками и светом.

Улицы, на которых шла жизнь, проходили карнавалы, танцы и песни, удивительные представления и фейерверки, раздавались мелодичные и остренькие звуки гармошки, трубы глашатаев, смех и шутки, игры и соревнования.

Прекрасный золотой Дворец, с зелёными яблочными садами, журчащими фонтанами и пением птиц. Похоже на культурный центр (города, или даже целого континента): обсерватория, школы культуры и искусств, академия танца и песни, всевозможные кружки и направления, которые находили здесь благодатную почву для развития и поддержки.

Сейчас сложно распознать — остались только руины. Фундамент, остатки стен и осколки.

Улицы. Когда-то цветущие, зелёные и радостные «сейчас» были пустынны.

По некоторым нельзя было даже пройти — остатки разрушенных зданий перекрывали путь.

Главная площадь с её весёлой, желтой брусчаткой, была покрыта баррикадами и завалами. Дома вокруг зияли пустыми окнами и провалами. Испещрённые пулями и осколками стены навевали… Ну, в общем, чего-то там навевали.

Остатки «будущего»…

Звуки взрывов, постоянный страх и голод наполняли «это» место.

Ну а что ещё приносит война?

Обычная война. Бессмысленная бойня не на жизнь, а на смерть. Война, которая не щадит ничего и никого. И приходит внезапно.

Хотя, как правило, её видно издалека. И к тем, кто её видит, это приходит неизбежно.

Что ожидаем — то и происходит.

«Она» тихо подбиралась к границам этого государства, и, со временем, плавно перешла на его территорию. И жители, которые дарили свет и радость окружающему миру начали втягиваться. Ужас проникал в их сердца по ночам. Мир становился серее. И солнце светило не так часто.

Те, кто пускал в себя страх и отчаяние просто исчезали. А те, кто сказал нет, оставались.

И Мир раскололся. Их стало два.

Один — серый и безжизненны, оплетающий холодными, липкими щупальцами и второй…

Второй — тот, в котором всегда светло, птицы поют и свершаются мечты. Этот ещё может быть.

В темном Мире земля превратилась в серую пыль, цветущие поля — в безжизненную пустыню. Деревни и города — в очаги сопротивления.

Кто и с кем воевал — непонятно. Постоянно слышались выстрелы, взрывы, крики о помощи. Команды к наступлению, стоны раненых и заупокойные молитвы о погибших…

Но ничего этого не было видно. Это такая невидимая война.

Не было солдат, не было танков и самолётов, не было криков и выстрелов. Не существовало и командиров, отдающих приказы к наступлению. Не было боли и разрушений, не было страха и отчаяния.

И прекрасный Мир никуда не делся. Просто он немного сместился «за кадр». И в нём исчезла жизнь — люди, которые наполнили его… Их стало немного меньше.

Похожая публикация:  Твоя внутренняя обезьяна

Так получилось.

И иногда, в часы рассвета, прекрасный Дворец возникал над руинами, как мираж, оазис, в мареве пустыни. Солнце наполняло его жизнью, цветами и красками. Он СИЯЛ. Блики падали на безжизненную площадь. И она преображалась — исчезали завалы и осколки. Стены начинали восстанавливаться, баррикады исчезали и улицы становились чище. Местами начинала пробиваться сочная, густая и зелёная трава. Цветочки — одуванчики и ромашки. Слышалось пение птиц и звуки музыкальных инструментов.

Иногда так могло быть целый «день». Иногда — совсем недолго.

Потом серые тучи закрывали солнце и всё начиналось с самого начала.

Бой. Разрушения. Серость.

Такая странная, незримая война. Последствия от которой являются не менее катастрофическими, чем от войны реальной.

И вот, среди этого всего была Девочка. Подросток. Понурая и измученная, она ходила по городу в поисках… Чего-то искала или кого-то.

Одежда была старой, потрёпанной. Толстый, добротный платок, оставшийся ещё от бабушки, наверное. Серо-чёрный, но с голубыми прожилками.

Грубые ботинки, старое коричневое платье и пиджак. Типичная одежда горожанина во время оккупации.

И вот эта девочка каждое утро выходила к Солнцу. На Главную Площадь. Иногда было очень страшно, иногда не было сил. Но она выходила. Она смотрела на цветы, нюхала, трогала их и улыбалась. Желтый одуванчик на фоне серого неба приносил море удовольствия. Он зарывалась в него носом. Он щекотал ноздри и оставлял пыльцу на лице. ЖЕЛТУЮ пыльцу. Для серого мира это было очень необычно. И ей становилось легко и хорошо. Она грелась в лучах, танцевала с ними и даже что-то пела. Снимала свою старую косынку и распускала волосы. В одном мире, короткие, грязные и чёрные, в другом — золотые, длинные и сверкающие. Как-бы две Девочки существовали одновременно: Девочка света и серая девочка.

Так происходило регулярно. Там не было времени. Такой «день сурка», но с вариациями.

Всё зависит от того, что делаешь с Собой здесь, на Земле.

Во что веришь, куда движешься, как думаешь и о чём.

И вот Девочка выходила и ждала. Взойдёт ли Солнышко. И сможет ли она порадоваться и вернуться Домой, хотя бы на мгновение, на «секундочку». Почувствовать Себя, наполниться жизнью или уйти ни с чем. Станет ли ближе та Сказка, которая «была и может быть». Или нет. И тени захватят очередной участок города, страны или даже Мира.

И вот так она выходила каждый день на Площадь и ждала.

Взойдёт ли Солнышко?

И вот однажды солнышко не взошло. Было даже непонятно, что «сейчас» — день или ночь, сумерки или рассвет. И Девочка плелась по улицам. Возможно, просто ходила в ожидании чего-то.

Она шла, опустив голову и не разбирая дороги. Просто бессмысленно топала куда-то.

И внезапно остановилась. Во что-то упёрлась. Шла она активно, и поэтому даже слегка стукнулась головой обо что-то. Потёрла место ушиба. Подняла голову и посмотрела перед собой.

Похожая публикация:  Новая среда обитания

Улица продолжалась дальше, но пройди дальше она не могла. Преграда была прозрачной.

Она выставила руку и попробовала это пощупать.

Гладкая, тёплая, прозрачная и совершенно твёрдая, непроницаемая стена.

Удивление было приятным, забавным — и, необычным ощущением для Девочки.

И как только она подняла голову, пустила удивление во внутрь и расслабилась, стена «ожила». Появились цвета, краски, звуки.

Как будто простыня с диафильмом.

Вокруг неё заплясали солнечные зайчики, послышались звуки колокольчиков. И в тот же миг появились эти самые колокольчики: золотистые, тонки и изящные, покрытые узорами и историями, с красными бантами и колечками-креплениями. Они «пели» и играли весёлый мотив.

Девочка от удивления села и зажмурилась. Она встряхнула головой, как бы отгоняя наваждение. Открыла глаза снова и посмотрела на экран — стену. Звуки колокольчиков стали немного тише и мелодия более радостной, чем весёлой. С той стороны «экрана» стоял человек. Золотистая копна волос. Взъерошенная, торчащая хохолком чёлка. Немного вытянутое лицо. Голубые, сияющие изнутри глаза. Одежда изящная, простая и красочная. Он улыбался. За ним были видны зелёные луга, безоблачное небо и желтый серпантин Дороги, бегущий вверх по холму.

Дорога, уходящая в Небо.

Поразительная, прекрасная картинка. Звуки, запах ветра и ощущение удивления пробудили внутри Девочки что-то забытое. Оставленную в чулане, и заваленную горой хлама, искру надежды и желание жить. Жить иначе.

Как давно никто не улыбался в этом мире, внезапно промелькнула у неё мысль. Ооо! Промелькнула мысль. Это было замечательно. И Девочке очеень понравилось.

Стало немного грустно и стыдно из-за этого факта, что она редко улыбается и радуется. И Она решила улыбаться чаще. Лично для себя. Каждый день, независимо от обстоятельств. Минимум одна улыбка для СЕБЯ.

Она улыбнулась. И посмотрела на экран. Человек тоже улыбался. Её показалось, что он даже немного смеялся. Такой маленький, беззаботный «смешок про себя».

Он ничего не сказал, но вопросы возникли в голове как-то сами собой: Что Ты здесь делаешь? Ты что-то ищешь?

И он улыбнулся ещё шире.

В сознании вспыхнули тысячи огоньков и понимание того, что да, действительно, Я что-то потеряла. И просто ищу это здесь. Но оно (это потерянное) не здесь. В мире серости его (этого) нет. Она попробовала сосредоточиться и снова опустила голову. Смутный образ голубого сияния. Что-то, уже виденное раньше. Какой-то кристалл. Цепочка. Что-то… ???

Она снова подняла голову и посмотрела на «экран» с Человеком. И от удивления даже немного присела. В руке Человек держал Это — то, что было потеряно, и снова найдено. Голубой кристалл, тёплый, живой и мягко сияющий. В золотой оправе, на цепочке.

И снова вопрос: Такой?, — как бы спрашивали глаза незнакомца.

— Такой, произнесла вслух Девочка.

— Интересует?

— Да, твёрдо ответила Она.

— Ты уверенна?

Похожая публикация:  Популяризация моральных страданий

— Абсолютно. И сделала шаг вперёд.

— Можно?

— Ты уверенна? — голос в сознании был жестким и властным.

Девочка даже немного смутилась. Но шпион серого мира рассыпался в сознании белым облачком пара, и она ответила.

— Ну конечно. Конечно уверенна. Можно мне подержать?

Она протянула руку и вспомнила про стену. Как она упёрлась в неё. И немного испугалась. А если не получится? И снова серая мысль растворилась в голубом сиянии. Она уверенно протянула руку. Коснулась стены. В этот раз уже мягкой. Ладонь прошла грань и оказалась в мире Путешественника.

Поток ощущений хлынул и заполнил всё сознание Девочки. Так хорошо ей не было очень давно. Она взяла Талисман. Он был такой… Такой… Такой удивительный.

— Он живой?

— Да он живой.

— Он что-то говорит?

— Да, говорит.

— А что?

— Ну, каждому что-то своё.

— А что он говорит мне?, спросила Д.

— Я не знаю, попробуй слушать внимательно. Это же Ты с ним общаешься. Ответил Путешественник.

Он стоял и улыбался, наблюдая за происходящим. Ему было очень весело.

— Нравиться?, спросил П.

— Конечно, ответила она.

— Оставь себе, если хочешь.

Дар речи покинул нашу героиню. Челюсть слегка отвисла. И глаза округлились.

— Да, но… — немой вопрос прозвучал в сознании Д.

— Хочешь?

— А можно?, не веря в такое счастье спросила Д.

— Можно. Бери. И я пойду. Да, вот ещё что.

Дорога всегда открыта, когда надоест шастать по развалинам, достаточно будет принять решение и дверь откроется. В любом месте. Но желательно понять, что дорога для каждого своя. Мы можем и не встретиться. Что, в прочем, значения не имеет.

Пока.

Он развернулся и пошёл.

Голос, как в метрополитене, объявил: Осторожно, двери закрываются.

И более мягко: Уважаемы пассажиры, проходите быстрее. Не задерживайте поезд.

Картинка растворилась. Пейзаж и Человек исчезли.

В руках остался только Голубой Талисман.

Осталось принять решение.

Звук автомобильного сигнала вырвал человека из мира грёз.

Вереница машин. Пробка. И назойливый сигнал, прервавший странное видение-сон.

Реальность, как автомобильная тянучка: обложен, со всех сторон и нет места для манёвра.

А так хочется вырваться.

Водитель посмотрела в зеркало.

Сигналил водитель грузовика. Ярко-голубая кабина выглядела неестественно на фоне серо неба. Она, как бы светилась изнутри. И лозунг: «Слухайся своєї спраги…».

Водитель грузовика снова нажал на сигнал, и ткнул пальцем вперёд.

Оказалось, что Дорога была свободна, давно горел зелёный свет, и машин вокруг не было.

Ведь он мог спокойно объехать, подумала женщина. Странный какой-то.

Уже начала открывать окно, чтобы что-то ответить, но вспомнила Талисман. Ей стало весело, она высунула голову в окно. Посигналила, чтобы привлечь внимание водителя грузовика, и …

Показала ему язык.

Улыбнулась, про себя, и с чувством выполненного долга продолжила движение. Оставив изумлённого водилу перед светофором.

Поделитесь с друзьями

Рейтинг публикации

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 голосов, средний: 5,00 из 5)
Загрузка ... Загрузка ...

Написать комментарий

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять о
avatar
3000

wpDiscuz