Общество достойных людей

Что является «движущей силой» современного человека сегодня, да и последние лет 10 – не задумывались: что подразумевается под идеей «социальной справедливости»? По причине того, что эта идея является основным мотивирующим моментом и способна пролить свет на множество загадок как личного, так и группового поведения, стоит в этом разобраться.

Особенно актуальным этот вопрос становится на фоне текущих прогнозов на будущее: при анализе другими инструментами по большей части получается хаос. Это же понимание выстраивает достаточно чёткую линию последующих событий, пусть и в общих чертах.

Итак, для начала стоит вспомнить статью «У порога жизненных сил» – три ключевых элемента модели 3D: секс – комфорт – доминирование. Я бы в данном случае заменил понятие «секс» на более содержательное: эмоции тактического выживания, или просто «физическое выживание». Так будет понятнее. Эти три элемента общество проходит циклично, и наше общество не исключение.

Также можно напомнить, что этап «физического выживания» мы прошли в 90-х, к 2000-м подошли к этапу «доминирования», и к 2007 году вошли в этап «комфорта». Прошло ещё около 6 лет – и вот мы находимся в каком-то «странном месте». Если бы мы развивались и двигались вперёд, то возникли бы новые условия, и мы бы «выживали» на качественно новом уровне: этап «физического выживания» может быть связан не только с примитивными физическими рисками, но и с качеством выживания. Если в примитивном обществе на этом этапе решается вопрос по модели «не поел – умер», то в развитом обществе это может быть более сложным «не извернулся – не получил бонус» – остался жить в общежитии, а не квартире, продолжаешь занимать низшую должность… В развивающемся обществе существует фундамент, который прикрывает риски физической жизни, в обществе деградирующем – поддержка физической жизни минимальна, либо отсутствует вовсе. В любом случае, этап «физического выживания» исторически несёт на себе функцию «отделения зёрен от плевел», является фильтром «естественного отбора» – рождает новую социальную иерархию: выявляет в обществе наиболее пассионарных представителей. Этап никогда не бывает лёгким, но в развитии общества является крайне необходимым, и неизбежным.

И казалось бы, уже давно пора было его пройти – обновиться обществу, – и жить дальше. Но этого не происходит, зато мы всё глубже погружаемся в некое застойное состояние. Если говорить о кризисе, который продолжается – то он сам по себе не является «этапом выживания» – он только усиливает загнивание. «Этап выживания» начинается только тогда, когда кризис или форс-мажор исчерпывает ресурс сопротивления старой системы. В этом случае, либо искусственными «непопулярными» мерами в кризис запускают «этап выживания» и тем самым сберегают накопленный ресурс для будущего развития – либо кризис, уничтожив ресурсы, сам запустит этот этап. Те меры «жёсткой экономии», которые вводятся повсеместно, являются полумерой и лишь в итоге усугубляют ситуацию. То есть просто тянут время: пытаясь сохранить лицо и удержать влияние, элиты всех стран просто оттягивают финал и тем самым делают его более «зловещим». Но для того чтобы тянуть время, должна в самом обществе существовать сила, на которую можно опираться – которая является «донором»: происходит «поедание» некоторого накопленного в обществе психического ресурса.

И действительно, благодаря идеологии последних лет, такой ресурс сопротивления существует: он базируется и питается от страха каждого члена общества оказаться «человеком второго сорта». Именно этот момент – страх быть «вторым сортом» обеспечивает то сопротивление системы, которое мы наблюдаем. И тут крайне интересно, откуда и когда этот страх возник – и какие поведенческие модели он формирует.

Сначала откуда и когда – немножко повторим статью «У порога жизненных сил». Возвращаемся в «лихие 90-е» и видим в чистом виде «этап выживания». Так уж устроено общество, что большая его часть безынициативна и инертна. Тем самым, она пропускает вперёд наиболее пассионарных своих представителей: нужно напомнить, что в те годы не только «делили социалистическое имущество» бывшие номенклатурщики – но и в огромном количестве создавался частный бизнес. Эти новые представители начали доминировать над основным населением – население «легло» под них. В итоге, всё развивалось и доходы населения также росли. Лихие годы проходили, и сначала доминантная часть общества, а потом и всё остальное общество вошло в этап «комфорта»: рост зарплат, возможностей… К этому моменту представители частного бизнеса в основной своей массе были уничтожены – их места заняла, по сути, новая номенклатура. И вот в «этапе комфорта» образовалось достаточно неплохо живущее население с непассионарными представителями «руководства» всех уровней. То есть, по сути, единая масса без «ярких пятен». Это был год 2007-2008.

Похожая публикация:  Смертельная забота

Тут начинается кризис. Ситуация сложная, дальнейшее развитие под вопросом и продолжать усиливать «кормёжку» масс повышением зарплат и бонусов становится всё тяжелее. И в данных условиях, если нет возможности кормить всё лучше и лучше – необходимо парализовать «сопротивляемость» общества. Учитывая, что общество уже на всех уровнях однородно, то начинается массовая интервенция правильной, здоровой модели общества: усиливается идеология гражданского равного общества и начинаются массовые компании борьбы с курением, извращениями, аморальными и асоциальными элементами. В итоге, человек с ненормированным поведением становится объектом для слива агрессии общества. Общество само начинает подавлять «неправильность» – от старушек на скамейках до движений против извращенцев. Таким образом, всему обществу была подкинута «кость доминанты»: эта кость была подхвачена с особым энтузиазмом. Почему?

Вспомним 2000-е. Большая часть общества его прошла по инерции и не с позиции доминирующего элемента – а как раз «по низу»: в качестве серой рабочей массы. То есть, чувство собственной ничтожности было загнано внутрь и не было ничем компенсировано. С 2010 года население начало массово брать кредиты и тем самым формально компенсировалось: дорогими машинами, квартирами в ипотеку, бытовой техникой. Оно внешне стало похоже на тех, кто вчера доминировал. И вроде бы должны быть все довольны, но как говорится «деньги приносят радость лишь тогда, когда их у вас больше чем у окружающих»: появление в таком количестве признаков успеха и достатка свело на нет удовольствие от достатка – оно не дало ощущение доминирования. Потому что требуется «властный рычаг» – когда я могу указывать окружающим как себя вести. А вот вброс «правильности» как раз и позволил себя чувствовать в «доминанте», да ещё с поддержкой идеологии «богатый – значит вор»: теперь каждый мог чувствовать себя значимой социальной фигурой, обладающей правами говорить и решать…

Нужно ли говорить, что к нашему времени это привело к тому, что быть самой убогой персоной в данном обществе стало намного выгоднее: такая личность в данной системе обладает большими правами и поддержкой. То есть, сегодня возникла ситуация, когда чувствует себя в наибольшей доминанте наиболее ущербный и нежизнеспособный член общества. Эта для основной массы очень удобная, если не сказать идеальная и желанная ситуация, в которой каждый себя чувствует персоной №1 и может судить окружающих за отклонение от общепринятой нормы и морали – особенно тех, кто успешнее его в жизни. Тем самым, пассионарность общества глушится, мотивация к созданию чего-либо исчезает – но при этом ограничения, нормы, мораль становятся всё более жёсткими. Можно сказать, что вектор развития общества переместился в усиление самоограничения. И большую часть населения это устраивает: они готовы отказаться от личной свободы ради чувства доминирования. И ситуация гражданского общества – единообразия его членов, единого достатка, единого мнения, социального равенства – для большинства крайне желанна.

Так почему общество выбрало этот путь и агрессивит на всё, что выделяется из общей массы или является не стандартным? Перед тем, как у большинства случился комфорт и достаток (сравните уровень жизни с 1990 годом), был этап доминирования – то есть унижения большей части общества. Представители тех, кто ещё вчера унижал – а точнее, похожие на тех «начальников» – постоянно мелькают вокруг: они как бы напоминают о прошлом и пугают своим присутствием. В действительности, это лишь имитации того, кто был тогда, но согласно игре ситуации, они просто отвлекают внимание массы на этап «доминирования», – тем самым никто не замечает впереди этапа «выживания». Они борются с прошлым – его привычками и признаками: по сути, это сегодня главное увлекательное занятие.

Похожая публикация:  Синхронизация

А что происходит, пока население чувствует себя в «доминанте» и борется за правильность? Экономическая ситуация ухудшается. Но так как идеологически падение уровня «комфорта» жизни является только плюсом – оно позволяет ещё громче кричать о своих правах, идет разрушение этапа «комфорта». И никто этого не замечает. А если замечает и грустит по этому поводу – то его внимание быстро переключается на собственную текущую «доминантность», и раздражение сливается на представителей «вчерашних угнетателей». И внутренне человек крайне самодоволен и спокоен. То есть, сегодня человек готов терять уровень комфорта лишь бы растянуть чувствование себя в прошлом этапе «доминирования». Некоторый абсурд, но он великолепно существует.

Таким образом, если упростить, человек более всего сегодня боится потерять чувство «доминирования» – почувствовать себя ничтожеством, человеком второго сорта. Поэтому, его поведение крайне упрощено. Если где-то возникает другой человек, ситуация, организация, которая явно более развита, потенциальна, сильна – чем он, то человек её просто игнорирует. По сути, пока пассионарный представитель его не касается, он его просто не замечает. Поэтому, провести что-то новое в таких условиях крайне затруднительно: общество объединяется для того, чтобы игнорировать пассионарный импульс. Смешно, но очень грустно: общество предпочитает ничего не менять и не развиваться. Лишь бы чувствовать себя доминантным. Если же «пассионарность» игнорировать невозможно, и она вторгается в их жизнь – общество объединяется, чтобы с помощью «криков о справедливости» либо уничтожить этот объект, либо убить в нём пассионарность.

В этом случае, становится понятно поведение среднестатистического человека. Если ему предлагать более яркую жизнь, более интересные события и пр. – то он просто замыкается в себе: игнорирует то, что его раздражает. Потому что если он примет предложение изменить, качественно улучшить свою жизнь – он почувствует себя «не главным», «вторым сортом». Такой человек не будет иметь дела с человеком более состоявшимся, чем он сам. Он будет молча и без эмоций принимать бонусы, подарки, зарплаты и пр., считать их заслуженными, – но личность того, кто ему несёт блага, он будет всячески игнорировать. Если же это станет невозможным – он начнёт агрессивить. То есть, когда сотрудника пытаются мотивировать на изменения в поведении на работе или результатах деятельности, то получить «полный игнор» – это нормально.

Можно сказать, что человек максимально стремится не меняться. Если его прессингуют, то он предпочтёт отказаться от социальных благ, комфорта, уйти на более низкий уровень жизни – но продолжать игнорировать. Хотелось сказать «не будет проявлять инициативу» – нет, тут другой процесс: он инициативен именно в игнорировании раздражителя, который говорит о том, что он слабее, глупее, бездарнее кого-то.

Аналогичным образом себя ведёт и масса: она игнорирует любые пассионарные вбросы, объединяется, чтобы совместно игнорировать и блокировать – чтобы сохранить неизменность, и крайне бурно агрессивит, если что-то как они считают «пассионарно опасное» – то что их пугает – вторгается в их жизнь.

Таким образом, можно сказать, главный страх современного человека и ведущая мотивация – это «почувствовать себя вторым сортом». Группой или индивидуально – не важно. И игнорировать или подавлять всё, что с этой позиции несёт опасность. Отказ от благ и свобод ради сохранения чувства «доминирования» тут является вполне нормальным.

Поэтому, если вы пришли в коллектив с новыми идеями и вдруг понимаете, что не можете в него вписаться, вас игнорируют, не хотят общаться, начальство смотрит косо – поймите, что вы ведёте себя опасно для них и умерьте свой пассионарный пыл. И вас перестанут ненавидеть и полюбят. Другое дело – хотите ли вы любви таким путём? Но знать надо. Или когда хотите общаться с человеком, а он уходит в полный «игнор» – тоже самое: станьте серостью, и он начнёт дружить. Людям важно, чтобы они были «первым сортом», а не вы.

Похожая публикация:  О "ботах"

Итак, что дальше? Да ничего хорошего. Пока общество борется за «вчерашний снег» – за право каждому «доминировать» и считать себя «первым сортом», вместе с экономикой рушится и уровень «комфорта». Можно сказать, что признаком того, что мы уже прошли этап «комфорта» как раз и является то, что все активно начали вопить о своих правах – о прошлом этапе «доминирования». А это значит, что чем громче вопят о своей «первосортности», тем «головой» мы уже всё более приближаемся к этапу «выживания». Чем более растянуто время в пути, тем жёстче будет посадка. Понять, что начался этап «выживания», соответственно можно по тому, когда начнут говорить о комфорте – как некой ценности.

То есть, когда внимание общества и его членов начинает смещаться на ценность примитивных жизненных удобств – мы вошли в этап «выживания». Также нужно понимать, что чем более жёстко общество себя будет считать «доминирующим» – тем более противоположным будет его поведение на этапе «выживания». Как это может быть? Тоже интересно «прикинуть».

Итак, сегодня человек задирает нос и принципиально не видит, что он теряет от своей неподвижности. Он готов отказаться от комфорта ради того, чтобы ещё выше задирать нос. Но время идёт, и как когда-то на этапе «доминирования» накопилось чувство ничтожности – точно так же накапливается состояние физического дискомфорта. Примерно как у путешественника, когда он через месяц пути по Азии попадает в приличный номер с нормальной ванной. При задранном носе, ему всё более в голову лезут мысли про элементы комфорта – от качественной еды, удобного жилья и качественной сантехники. Тут не идёт речь про социальную тусовку в хороших ресторанах – тут качество жизни выступает автономно. Соответственно, радость он получает тогда, когда временно попадает в условия «комфорта». Мысль становится всё более навязчивой, желание сильным – и мысли о собственной значимости просто забываются. С одной стороны его припирают дискомфортные условия жизни – а с другой гонит куда-то желание пусть временного, но комфорта. Тут речь идёт именно о тактическом дискомфорте – он его начинает чувствовать. И речь не идёт об осмыслении своей повседневности – неудобный транспорт, работа, климат, отсутствие времени. Реагирование идёт на непосредственный дискомфорт. И поиск комфортного места в итоге становится мотивирующей силой.

Если тут есть доля попадания в будущие события, то предстоящий этап «выживания» отличается от аналогичного этапа в перестройку. Если там хотели вырваться из нищеты с помощью денег – были в поиске «бонуса», – то на следующем этапе будут искать «комфортное временное место». По сути, оно станет аналогом того, что сейчас называют «социальным пакетом». Но, с другой стороны, тут ничего нового нет – так живут в Азии, так жили в эпоху промышленной революции… дальше сами найдёте исторические аналогии. И опять приходим к «азиатской» модели, хотя не планировалось – которая описана в статье «Те кто ждут – обязательно дождутся?». При этом, до конца не понятен вопрос отношения к деньгам населения на приходящем этапе: аналогично советскому времени, сегодня к деньгам сформировано достаточно негативное отношение и акцент смещен на иные социальные нормы. С этой позиции, процесс может быть аналогичен перестроичному: усилится сопротивление получению денежного ресурса.

Так что, как-то вот так получается развёртка событий на ближайшие года 3-5 (но точно не на 17, как прогнозирует Минэкономразвития: через 17 лет вероятнее всего мы будем находиться где-то между этапами «доминирования» и «комфорта»: можно сказать к этому времени возникнет и устоится новый социальный порядок).

При этом пока не понятно, что именно будет считаться моделью «привлекательного комфорта» – маловероятно, что это будет просто мраморный пол и только ремонт. А вот слоганом, вероятнее всего, станет – «прожить хотя бы день, как человек».

P.S. В подтверждение на ту же тему – статья «Модные бедные».

Поделитесь с друзьями

Рейтинг публикации

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (9 голосов, средний: 5,00 из 5)
Загрузка ... Загрузка ...
Кронин С.

Кронин С.

философ, писатель, аналитик, эксперт по социальным процессам.

Написать комментарий

Оставьте первый комментарий!

Уведомлять о
avatar
3000

wpDiscuz