О страхе, контроле и выживании

27 июля среди новостей в Интернете появилась информация о том, что найдена девушка, пропавшая в тайге месяц назад. По сообщениям СМИ это рекордный срок. Девушка направлялась пешком из одного поселка в другой, расстояние между которыми 100(!)км. Она решила срезать путь и заблудилась. talks.guns.ru Выжить ей помогло то, что набрела на старую коневодческую базу, где нашла, спички, свечи, продукты.  Судя по всему, это уникальный случай и для жителей таежных поселений.

Эта информация заставила задуматься вот над чем. Известно, что первое, что губит людей, потерявшихся в лесу, это страх, который заставляет действовать безрассудно. Достаточно случаев, когда люди погибали через несколько дней после того, как терялись. Совсем недавнее происшествие, когда погибли совсем недалеко от поселения ушедшие за ягодами взрослая женщина и ребенок. В то же время, помню давнюю историю про то, как потерявшийся мальчик несколько дней прожил в тайге и выжил, питаясь ягодами, грибами (сыроежками), корой деревьев (кстати, вполне съедобной). От гнуса, еще одной опасности тех мест, он спасся тем, что завернулся в бересту, ободрав ее с березы. Находчивость и смекалка помогла б выжить и погибшим, но, видимо, паника, страх парализуют настолько, что все силы уходят на борьбу с собой (вспомним фильм «Револьвер», о котором писал Маджадда), а не на решение текущих вопросов выживания, ночлега, еды. Всем известна еще с Великой Отечественной Войны история летчика Маресьева ru.wikipedia.org, который, выжил в экстремальнейших условиях. Полз раненый 18 суток до линии фронта, пока его не подобрали. В итоге ему были ампутированы ноги в районе голени из-за гангрены, но летать продолжил. Стал потом прототипом «Повести о настоящем человеке». К слову, и окончание жизни у него было примечательное – скончался от инфаркта за час до торжественного концерта, посвященного 85-летию.

Получается, если людям, попавшим в сложные условия, удается победить не дикую природу, не обстоятельства, а самих себя, умерить собственные панические настроения, то все остальное часто оказывается преодолимым и решаемым. Не лишним будет упомянуть в этой связи фильм «На грани», где речь идет, в том числе и о выживании.

А, впрочем, не столько о нем. Страх овладевает человеком, и затем все идет по нарастающей. Следом наступает паника, которая перерастает во внешнюю суету, осуществляются хаотичные движения, происходит срыв эмоций, и человек губит сам себя. Это может происходить в лесу, на улице, днем, ночью, в офисе, в гостях. Иногда человек губит себя сразу до физической смерти, но может и годами просто добивать.

Многое можно говорить о страхе, но мне все равно не совсем было ясно, а что такое страх? Какова его природа? Можно, конечно, откопать определение из Википедии, но для головы это ровным счетом ничего не даст, ей нужно как-то опредметить то, с чем ей предстоит иметь дело. Перечислять виды страха смысла не вижу, их какое-то дикое количество. Думаю, можно выявить что-то общее, какой-то общий механизм возникновения мучающего состояния без погружения в психологию. Думаю, что страх можно рассматривать не как отдельный самодостаточный объект исследования, а как часть или, скажем, ошибку системы. Тогда не будет соблазна ухода в сторону.

Похожая публикация:  Пирожное и его "поедатели"

В голову пришло такое сравнение. Если человека его психику, тело представить как некий единый целостный объект, то страх мне видится как некий изъян, пустота. При рождении человек идеальной формы, а с опытом, сильными эмоциональными реакциями в его конструкции наступают изменения: трещины, вмятины, проломы. Если человек ничего не пытается с этим поделать, то дальше ковыляет по жизни, не подозревая об иных состояний без пустот. Думается мне, что от вида страха характер пустот не меняется. Это для головы важно, боюсь ли мышек, лягушек, тараканов или начальника, а может не люблю лифты. Но тема этого страха дает мне выбор либо индульгировать на ней, то есть изучать, а значит усиливать, либо прорабатывать его. Известно, что лучший метод проработать страх это прожить его столько раз, чтобы бы он уже надоел, и уже в какой-то момент стало смешно, что «мышек, хи-хи, тараканов, ха-ха неужели можно бояться?».

Человек изначально рождается со своей эмоцией, которой пронизана каждая его клеточка. Представим человека в виде его эмоции, например, нежно зелено-голубого светящегося полупрозрачного шарика. Он покачивается, вытягивается в эллипс, сужается до диска, видно, что он переливается какими-то дополнительными оттенкам и живет двигается, то становится ярче, то темнее. Сильный испуг, сильная эмоциональная встряска выбивает частичку эмоции из этого подвижного существа, и там образуется пустота. Наличие страха как  наличие такой пустоты в эмоциональной структуре человека  По идее, оно воспринимается, как если бы оторвали палец, ухо. Наполнить безболезненно человек может только своей родной эмоцией, все остальные будут для него чужими. Эмоциональная трансплантология здесь, конечно, работает, но рана не заживляется с не-родными «органами». Любое другое наполнение, даже качественной эмоцией, но не родной, будет причинять, если не боль, то дискомфорт. Поскольку голова человека любит хвататься за проблемы, реальные и не очень, то, наполнив пустоту хоть чем-то, человек всячески начинает лелеять это новое, хоть и чуждое, образование в своей «эмоциональном теле», отчего только усиливает разрастание пустоты и необходимость наполнять пустоты все большим количеством эмоций. Видимо, отсюда идет возникновение зацикленности, зависимостей на людей, предметы, избавится от которых человек иной раз не в состоянии годами. На основе схожести, взаимодополняемости характера и размера этих пустот люди иногда объединяются и называют то, что между ними происходит, дружбой, любовью. Не мудрено, что при этом пустоты, или страх только усиливается и дополняется новыми оттенками.

Похожая публикация:  Пожалейте продавца.

Проживание этого страха еще и еще раз до возникновения состояния иронии к пугающей теме позволяет человеку сначала остановить разрастание чуждой эмоции внутри себя, чтобы затем автоматически запустился механизм самовосстановления.

Интересно, что при наличии пустот, которые человек все-таки стремится заполнить родным «материалом», с ним начинают происходит всевозможные каверзы и проверки на предмет того, действительно ли заявленный процесс происходит, или человек просто «не подумал, что сказал».

Думаю, что экстремальные обстоятельства, в которые попадают люди, и есть примеры данных проверок. Но парадокс! Одновременно, это как раз нужные условия, когда процессы самовосстановления идут наиболее быстро. Что не убьет, сделает меня сильнее! Впрочем, процессы саморазрушения в случае ошибки также могут быть стремительны.

Значит ли это, что люди, которые занимаются экстремальными видами спорта, абсолютно бесстрашные люди? Едва ли во всем. Хотя надо отдать должное, воспитание в себе характера позволяет быть более устойчивым к такого рода проверкам. Обстоятельства должны быть экстремально непривычными, которые позволили бы проверить на наличие слабости. С другой стороны, известно, что часто в воде гибнут люди,  как раз умеющие хорошо плавать. Самоуверенность иногда играет злую шутку.

Можем ли мы как-то влиять на проработку страха извне? С внешней стороны вряд ли. Увы, но обстоятельства, событий часто происходят вне нашего контроля. Любое состояние уверенности, когда человек думает, что контролирует ситуацию, идет от его собственных иллюзий. Иллюзия пловца, что он выплывет, иллюзия человека, выросшего среди тайги, что он знает тайгу и сможет удачно срезать путь, стремясь быстрее попасть в пункт назначения. Можно вспомнить фильм «Инстинкт» с Энтони Хопкинсом, который играл ученого, прожившего среди горилл. Любой контроль над внешними обстоятельствами иллюзорен. Наличие иллюзий так же говорит, о том, что есть пустоты, правда, немного в других областях. Скорее всего ментальных. Но пока не об этом здесь идет речь.

Другое дело, когда предоставляется выбор на уровне «ну, как сам справишься или требуется помощь». Можно, например, выбрать самостоятельное плавание, а можно принять помощь. Только нужно учесть, что ничто, никакая безвозмездная помощь не может быть «просто так», как в мультфильме. За помощь, как в кредитной истории придется сил и физических и психических отдать много больше, чем, если бы принято было решение на самостоятельность, а отсюда и независимость. Это, правда, понимается много позже. Тоже пример иллюзий, как обратная сторона страха. И самоуверенность и неуверенность просто две стороны одной медали, а грань неопределима логически, но ощутима на уровне осознанности.

Можем ли мы сказать в свою очередь, что нас кто-то контролирует? Очень хотелось бы сказать это. Ведь тогда появится уверенность, что хоть кто-то знает, как правильно действовать. Уже само наличие пустот внутри, страха, иными словами непроработанности, лишает человека возможности думать самостоятельно. Отсюда остается уповать на кого-то более «мудрого». Понятно, что при наличии страха контроль ведется системно, в группе. Поэтому если будущее свое видеть именно в группе, то наличие контроля уже вполне реального неизбежно. Если человек живет в своей эмоции, то никто его и контролировать не может, поскольку эмоция его собственная, индивидуальная. Такого человека не просчитаешь и не разгадаешь. А проверки, возможно, происходят как раз на переходах, или на этапе заполнения внутренних эмоциональных пустот.

Похожая публикация:  Запрет и разрешение

Тогда, контролируем ли мы что-то? Вероятно, только эмоциональные реакции, поддержание ироничного состояния, которое поддерживает и усиливает насыщенность и свечение собственной эмоции, помимо того, что делает возможным процесс восстановления. На примере нашего «эмоционального шарика» это, вероятно, выглядело бы как те самые изменения его формы. Гибкость иными словами. Прорабатывая и проживая страхи, мы одновременно натренировываем собственную гибкость, спектр эмоциональных реакций на раздражитель. Нарабатываем наиболее комфортный спектр реакций, которые потом сможем использовать в будущем.

В любом случае возникает вопрос, зачем все мы это делаем. Зачем мучаем себя? Ведь никто не сказал, что самовосстановление, проработка, да и развитие в целом, это легкий и приятный процесс. Мало ли что там приросло-наросло за время, пока не обратили внимание. Ведь не только ради того, что если вдруг окажемся в безвыходной ситуации, потеряемся в лесу и выйдем из него живыми и невредимыми. Из этого «вдруг» вытекает как будто подготовка себя к подвигу, о чем могут написать в газетах. Но, может, формирование будущего, своей реальности есть гораздо больший подвиг, проработка страха это есть гораздо более трудное мероприятие, и смысл тут не в проработке страха как такого. Это не более чем изъян, нечто чужеродное. За всем этим стоит что-то более ценное – собственное будущее, где эмоции будут гармоничны нашей сути. Ради себя будущего этим стоит заниматься. Тем более, что именно видение себя  через год, два, десять лет в желаемых и желанных месте и условиях позволит не только расстаться потихоньку с иллюзиями, выйти из ситуации «дорогой» помощи, но и дает некий «железный контраргумент», который можно смело противопоставить любым «проверкам».

Именно желание жить и жить так, как хочется, вызволяет из самых сложных ситуаций порой на грани или за гранью выживания. Тот, кто хочет жить, выживет в тайге и найдет возможность выхода из сложных жизненных ситуаций Тому, кто рожден и хочет летать, и ампутированные ноги не мешают взлететь. Собственно, для своего личного полета это и нужно. Главное, чтобы вообще было это желание – «жить и летать».

Поделитесь с друзьями

Рейтинг публикации

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 голосов, средний: 5,00 из 5)
Загрузка ... Загрузка ...
Инга

Инга

эксперт по вопросам тактической (личной и профессиональной) коммуникации, в т.ч. на английском и немецком языках.

Написать комментарий

4 коммент. к публикации "О страхе, контроле и выживании"

Уведомлять о
avatar
3000

Лукьян
Гость
Лукьян
3 августа 2011 17:29

Инга, Ваша заметка навела на размышления, за это благодарю.

Позвольте мне сделать несколько комментариев, возможно они так же натолкнут Вас или других читателей на новые мысли.

Любое состояние уверенности, когда человек думает, что контролирует ситуацию, идет от его собственных иллюзий. Иллюзия пловца, что он выплывет, иллюзия человека, выросшего среди тайги, что он знает тайгу и сможет удачно срезать путь, стремясь быстрее попасть в пункт назначения.

Разве не эта иллюзия дала шанс выжить? Страх — это предчувствие опасности. Девочка почему-то не думала об опасности когда отправлялась в стокилометровое путешествие по безлюдным местам. Хотя большинство из нас остановил бы страх. Далее, решив срезать путь девочка явно понимала, на какой риск идёт и скорее всего допускала возможность сбиться с маршрута и заблудиться. Это, как Вы пишете, уверенность, основанная на иллюзии. Но ведь только эта уверенность и уберегает от страха! Иллюзия в данном случае — это спасение.

Известно, что лучший метод проработать страх это прожить его столько раз, чтобы бы он уже надоел, и уже в какой-то момент стало смешно, что «мышек, хи-хи, тараканов, ха-ха неужели можно бояться?».

В НЛП есть ответвление под названием Нейросемантика, а в нём есть теория о метасостояниях. Коротко эта теория может быть иллюстрирована так: на первичном уровне у меня есть страх перед стокилометровым путешествием по тайге. Но на уровне выше (метауровне) — я не боюсь этого страха. Есть какая-нибудь другая эмоция, например, я его принимаю и полностью контролирую. Это позволяет мне не боясь угрозы отправиться в путь. Либо я боюсь этого страха и тогда сижу дома. То есть решающим здесь является не состояние — страх перед возможной опасностью (вполне естественный для любого человеческого существа) — а метасостояние, то есть состояние по отношению к состоянию. То, о чём Вы пишете — это тоже изменение метасостояния (когда становится смешно, что мышек можно бояться). Страх мышки остаётся (первый уровень), но на метауровне я выбираю не бояться этого страха, а смеяться над ним. И тогда магическим образом я освобождаюсь от первичного страха, хотя он и остаётся во мне.

Так же обстоит дело и с первой частью Вашего предложения: пережить страх много раз, чтобы он надоел. На первичном уровне страх останется, но на метауровне возникнет состояние, которое его полностью нейтрализует (например, небольшая злость на себя за то, что этот страх контролирует меня и я упускаю какие-то возможности из-за этого — надоест не сам страх, а то, что я испытываю ограничения из-за него). Так вот, к чему я это всё: такое понимание открывает массу новых возможностей для нейтрализации страхов (которые встроены в организм самой природой), а также любых состояний. Не надо проживать страх много раз, достаточно через осознание, новое понимание и переключение внимания в нужный момент убрать контроль этого страха над собой.

Голосовать: Thumb up 0 Thumb down 1

Лукьян
Гость
Лукьян
3 августа 2011 18:04

Кстати, в том же гениальном Револьвере очень здорово показано как главный герой освобождается от страха (Сэма Голда). Найдя в себе метасостояния принятия и спокойствия Грину уже не важно, будет Голд нашёптывать что-то или нет — матасостояние полностью подчиняет себе первичное состояние.

Голосовать: Thumb up 0 Thumb down 1

Лукьян
Гость
Лукьян
4 августа 2011 15:09

Инга, я бы не называл страх ошибкой. Ошибка — как мы научаемся испытывать страх. Страх — врождённая категория: ребёнок боится две вещи — высоту и громкие звуки. Так что это состояние заложено природой в организм каждого из нас. Другое дело, что ребёнка окружают очень слабые взрослые, которые не осознают, как много страхов контролирует их. Ребёнок учится привязывать своё состояние страха к тем ситуациям, в которых страх испытывают окружающие его взрослые, он просто впитывает это, так же как он впитывает язык. И получается очередной калека с грудой материала для проработки.

Роман Никольский говорит, что у взрослого человека есть три страха: смерти, правды и одиночества. Возможно, что помимо врождённых страхов шума и высоты с развитием абстрактного мышления в человеке просыпаются и эти три страха. А все остальные сотни и даже тысячи существующих страхов — это «состояния выученной беспомощности», как говорят в определённых кругах.

Так же бы поспорил с Вашим тезисом, что концентрируясь на страхе мы его усиливаем. Вспомните чрезвычайно распространённый способ работы с эмоциональными состояниями: концентрируемся на состоянии, представляем его в теле и просто наблюдаем. И так оно уходит! Точнее, наша концентрация переводит нас туда, где это состояние уже не имеет силы над нами.

Важен ответ, чем этот дефект мне мешает наступлению желаемого будущего. Тогда и мотивация просыпается…

Инга, со стороны хорошо видно, что Вы говорите о мотивации избегания. Любая мотивация избегания построена на страхе. Вы боитесь, что желаемое будущее не наступит: скорее всего представляете образ желаемого будущего, затем появляется сомнение, образ отрицается и появляется страх, который мы называем мотивацией.

Страх — коварная и в то же время забавная штука. Например, обратите внимание на предложение:
«Я боюсь, что мои страхи помешают мне реализовать желаемое будущее и поэтому я избавляюсь от них». Метауровневый страх мотивирует освобождаться от страхов, которые мешают. Но это тоже страх! Он, в отличие от мешающих страхов, приносит пользу — даёт энергию на движение.

Голосовать: Thumb up 1 Thumb down 1

wpDiscuz