Молодые деньги и клинч системы

Ситуация. Парковка занята плотно. Стою жду. Место освобождается, и пока я свою «баржу» разворачиваю, чтобы влезть в освободившуюся щель, меня впритирку обгоняет небольшая почти отечественная машинка и занимает место. Быстро эффективно, чётко. Оттуда выскакивает человечек не из «господ» и полубегом удаляется. Я хлопаю глазами, рядом освобождается новое место, и я аккуратно вписываюсь туда. Пока курю, думаю о том, какой наверно успешный, эффективный человек меня «отжал». Смущает одно – при такой эффективности, почему он такой «дешёвый». С последним тоже поспорить сложно.

Другой момент. Лет 10 назад достаточно много появилось дорогих иномарок. Водители вели себя крайне вежливо и спокойно. Показывали свою эффективность водители «убитых» машин. Со временем, когда с кредитами всё наладилось, и «собственных» авто на дорогах осталось немного – этот эффект ушёл.

Так что тут такой вопрос-вывод к теме: удивительным образом, высокая эффективность «на местах» самым трагичным образом оставляет человека на той же площадке, с которой он начинал. Т.е. её стратегическая результативность нулевая, зато демонстрируемая ситуативная модель «эффективности» на высоте. И ведь не поспоришь. Просто как в известной, чуть измененной фразе: «Если ты много лет такой эффективный, то почему результат такой убогий». Теперь к теме.

Есть «золотая» мысль о том, что «искусство делать карьеру» и «искусство управлять» – эта два разных таланта. Первое связано с тем, как занять «свободное место», второе с тем, что делать с «этого места».

Получилось так, что за последние два десятилетия всё «игралось» на фундаменте системы, выстроенной ещё в СССР. Этот структурный фундамент позволял существовать системе автономно, не развиваясь и лишь выкачивая ресурс из самого себя. Можно сказать, что положенная на него в 90-х Гайдаровская модель «выхода из банкротства» давала весь необходимый тактический ресурс для существования «без обновлений». Тем более что в этот период появилось достаточно свободных средств, в первую очередь, от продажи сырья. Соответственно, избыток средств сделал возможным запускать различные проекты, не считая особенно средств и не настаивая на результате. В итоге, за этот период выросло немыслимое количество различных организаций: можно сказать, что под этим «грибным дождём» росло всё, чего он касался – без внятных смыслов и целей. В какой-то момент всё это вновь выросшее тесно переплелось между собой и выстроило новые взаимосвязи, превратившись в некие «непролазные заросли».

В таких условиях эйфории бесцельного, но бурного роста, критерии долгосрочной результативности ушли на второй план. Достаточно «воткнуть палку» в систему и бурно полить её деньгами, как на ней сами собой «появятся помидоры». При такой ситуации «бурного полива» на первое место вышли именно тактические, ситуативные параметры. Именно они в конечном итоге стали главными критериями, определяющими эффективность работы – как самой системы, так и её управляющего звена. В какой-то момент акцент «проверки качества» окончательно сместился с долгосрочных на тактические результаты. И это стало основой новой, рождающейся на «удобренной почве структуры СССР», структуры. В какой-то момент новая, тактико-ориентированная структура начала доминировать всё более: можно сказать, родилась новая структура.

Отличительными особенностями новой структуры являются растущий структурный и управленческий хаос, рост форс-мажорных ситуаций: каждая часть новой структуры начинает «разгоняться» и всё более мешает действовать другим частям структуры. Ситуация непрерывного системного сбоя и растущей неопределенности результатов становится нормой. Для получения достаточно простого результата в старых условиях требуется всё более усилий и средств. Можно сказать, что система сама начинает диктовать свои условия – и всё менее значима в ней роль отдельного человека. Вне зависимости от его ранга или должности: он становится элементом системы. Таким образом, родившись на фундаменте стратегически ориентированной структуры СССР, имея программу «выхода из банкротства» – создалась новая структура и начала диктовать свои правила: можно сказать, что именно она в действительности определяет и реальную идеологию, и образ мыслей человека, и устанавливает ему порядок действий, приоритетов… Сам же человек, понятно, данный момент не рефлексирует полностью: в СССР мало кто рефлексировал существование будущего, модель жизни, культуру… Можно сказать, что влияние структуры – если не сама жизнь современного человека, то большая часть его реальности.

Похожая публикация:  Есть ли связь между судьбой организации и причинами ее создания?

Под реальностью каждого, которая есть продукт новой системы, нужно понимать не только текущее финансовой или психическое состояние человека. Это не плохой работодатель, не «растущие цены», не давящий климат, не снижение культуры и грамотности населения из-за отдельных ошибок министров, ни гопники на улицах из-за плохой работы силовиков… – это продукт новой системы, создающей под себя «нового человека» в «новых условиях» жизни. Обыватель этого не может понять, рассчитывает на временные трудности, ждёт, когда они закончатся – не понимая, что это уже постоянное неизменное прогрессирующее состояние его жизни. Обвиняет в этих сложностях чиновников, не понимая, что и они сами есть продукт новой структуры. Что общество за этот период создало новую структуру, некую гуманитарную машину – которая запустилась и теперь сама устанавливает правила игры и выбирает себе людей.

Изменить данную ситуацию, как хочет верить большинство людей, каким-либо решением, новыми правильным законом или гениальным управленцем – невозможно. Причина такой «неуправляемости» и невозможности «перепрограммирования» достаточно просто понимается, если обратить внимание на историю «роста» этой структуры.

На фундаменте СССР и под «сырьевым дождем», как уже сказано выше, открывались новые карьерные перспективы и бизнес возможности – должности, сегменты рынков… Понятно, что эти «точки контроля» занимали те, кто умеет «быстрее парковаться». Даже если в той ситуации на ключевую должность поставить умственно приторможенного родственника или человека некомпетентного, то при такой «подъемной силе» это никак не отразится на тактических результатах. Потому что тактические результаты продиктованы не его личной компетенцией, а слаженностью механизма организации или системы, созданной ещё до его прихода. Так что любой «виртуозно запарковавшийся таксист» всегда будет показывать хорошие результаты. И пока такая ситуация сохраняется, получают бонусы и занимают «точки контроля» те, кто тактически эффективнее прочих.

В какой-то момент количество «эффективных парковщиков» достигает критической массы практически в каждой организации. Те люди, которых действительно можно было считать специалистами в своем деле – которые были дееспособны на своих местах, – оказываются в таком «эффективном окружении». Теперь вопрос времени, когда окончательно сработает закон «окружение определяет ментальность», и дееспособность этих специалистов сравняется с общим уровнем. Вряд ли они научатся «эффективно парковаться», но решать задачи как раньше они не смогут. Тех же, кто не поддается на «затирание окружением», система выплёвывает. Это про то, как начинается расстановка людей по «ключевым позициям».

Похожая публикация:  Хроники Апгрейда (13.09.2017)

Окончательно же можно сказать, что тот момент, когда система начинала набирать силу – это момент, когда должности начали занимать люди, чья профессиональная подготовка или компетенция «не соответствует занимаемой должности». Этот аспект уходит на второй план. На первый план выходит психическая структура человека, диаметрально противоположная тем задачам, которые ему предстоит решать. Можно сказать, что это тот самый момент, когда «кадры решают всё»: речь идёт о том, что именно этот человек не способен решить именно эту задачу – значит он и займет это место. Это не ошибка тех, кто его назначает, избирает или допускает. Это уже действие самой структуры. Например, на инновации ставится человек по своей сути консерватор; на инженерные должности – человек с гуманитарно-лирическим складом…. То есть, сама суть этого человека делает невозможным решение задачи. Но делает неизбежным создание хаоса, роста тактических проблем, нарастание суеты…

В итоге, мы получаем огромную структуру в масштабах государства, где ни один человек не соответствует занимаемой должности. Ни вверху, ни внизу – это можно сказать, отличительное, естественное свойство структуры. Представьте автомобиль, где все детали качественные – но не на своих местах: колесо вместо руля, двигатель вместо заднего сиденья, вместо лобового стекла крышка капота…

Также нужно сказать, что эффектом работы данной структуры является хаос, неуправляемость, непрохождение сигнала всё в более и более мелких её частях. Сначала хаос возникает между крупными блоками системы – например, между министерствами. Но этого никто особенно не замечает. Но в конечном итоге он доходит до дырок на дорогах и сбоях электросетей. То есть, хаос всё более входит в повседневную жизнь каждого – теперь ему есть чем заняться. И обыватель теперь может гордиться, как эффективно решает всё время на голову падающие бытовые проблемы. Не замечая, что их всё больше, а масштаб всё меньше – параллельно, он деградирует и умственно.

Также сложно не заметить и то, что в момент «общего роста», заняв «правильное» место, было достаточно легко «откусывать от потока» лично себе. Тоже тактическая эффективность. И в тот момент было создано много личных состояний «из воздуха», иногда колоссальных размеров. Это «молодые деньги», извлечённые из «рога изобилия». Но, как показывает история, у большинства «молодых капиталистов» дальше «извлечения» дело не пошло: наблюдается повальная бездарность в управлении этими деньгами – они создали больше пассивов, чем активов. И, безусловно, вошли в конфликт со «старыми деньгами»: с капиталами, насчитывающими много десятилетий, а иногда и столетий.

У «молодых» и «старых» денег абсолютно разная природа. Если говорить коротко, то «старые деньги» – это стратегия действий. И «молодые деньги» им как «кость поперёк горла»: они путают карты, меняют правила, просто путаются под ногами – создают хаос. «Старые» деньги не «выхвачены из потока» – их природа более напоминает «взращивание сада», чем рыбалку или охоту. Поэтому, они находятся вне той новой структуры общества – как бы стоят в стороне. Можно сказать, не играют. Представители же «молодых денег», пытаясь спасти состояния, наоборот участвуют в игре и усиливают хаос происходящего.

Похожая публикация:  4.6. Большая квартира. Выводы.

Что будет в итоге? На самом деле, сегодняшняя структура общества – она не самодостаточна. Как не самодостаточны сорняки на огороде, хотя с их позиции как раз наоборот. Иногда нужно какое-то время не трогать участок земли, чтобы он «отдохнул». Сегодняшние процессы общества и есть тот самый «отдых участка» – время, за которое почва утратит свою прежнюю структуру, насытится полезными веществами. После чего, будет готова принять новую структуру. Поэтому, со стороны – вся эта ситуация с состоянием общества не более чем время, отпущенное на «перегной компоста», чтобы им удобрить почву.

Поэтому, можно увидеть следующую картину: хаос в обществе будет нарастать до тех пор, пока не сольются «молодые деньги». Можно сказать, что представители «старых денег» оплачивают время «брожения» «молодыми деньгами». Когда молодые деньги «сольются», к завершению этого своего жизненного цикла начнёт подходить и сегодняшняя структура общества. Только с позиции этого финала становится понятно, что в действительности, данное преображение общества посредством хаоса, дробления, выматывания – и есть основная цель этапа. «Старые деньги» получают идеальную социальную, ментальную почву для реализации новых стратегических планов и задач, и при этом усиливают свой вес.

Что же касается обывателя, то этого перехода он не заметит: его ментальность, миропонимание… всё, что есть его реальность претерпевает такие мощные трансформации, становится настолько естественным мироощущением – что он вписывается в новое мироустройство достаточно безболезненно. Но и без особых шансов изменить своё положение.

И если, данная линия рассуждений верна, то никаких эксцессов, вроде мировых войн или глобальных катастроф нас не ожидают: переход структур в новое состояние происходит естественным путём.

Таким образом, всё, что сегодня находится внутри системы – обречено. И чем более мощно его положение внутри – тем слабее его положение стратегически. «Молодые деньги» представляют наибольший риск для их владельцев до тех пор, пока им не предастся структура «старых». Понятно, что не по возрасту – не произойдет перевод по структуре. К сожалению, для большинства владельцев по причине их «эффективности» это сделать не удастся – это находится вне поля их мышления.

А что значит «находиться внутри» такой структуры? Это значит обеспечивать себе жизнедеятельность по её «ритуалам и правилам», направленным на тактическую эффективность». Например, «связи» были необходимы, как были необходимы и «пробивные качества». Для выхода также нужно «сыграть со временем и реальностью» – начать ориентироваться на задачи стратегические, восстановить реалистичную картину окружающей реальности.

Это касается любого человека и в итоге определяет его место в том обществе, которое родится из сегодняшней структуры социума. Есть, правда, один «подленький» нюанс: у вас должна быть реальная возможность взаимодействовать с социумом извне…

Поделитесь с друзьями

Рейтинг публикации

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (9 голосов, средний: 5,00 из 5)
Загрузка ... Загрузка ...
Кронин С.

Кронин С.

философ, писатель, аналитик, эксперт по социальным процессам.

Написать комментарий

1 Комментарий к публикации "Молодые деньги и клинч системы"

Уведомлять о
avatar
3000

Рина Странникова
Гость
Рина Странникова
13 апреля 2013 8:40

Сергей Игоревич,

Статья отличная — и ставит многое на свои места. Единственный момент — раскройте, пожалуйста, подробнее последнюю фразу — про возможность взаимодействовать с социумом извне. Что это — ЛЯПП, собственный бизнес, выживший маргинал, не-суггестивность обывателями?

Голосовать: Thumb up 0 Thumb down 0

wpDiscuz