14 лет спустя: МГТУ им. Н.Э. Баумана – подведение итогов, или с чего начиналась Темперология.

«Как интересно тасуется колода», – говорил когда-то Воланд. Как интересно запускается сама собой работа головы на пересмотр прожитого периода и сравнительного подведения итогов, когда натыкаешься в Интернет на информацию, которая имеет к твоему прошлому прямое отношение. Как могло бы быть – и как стало. Вот сегодня, мне попалась статья об одной из кафедр МГТУ им. Баумана, к рождению которой я имел непосредственное отношение. И, волей не волей, настал «день, когда подводятся итоги»…

Шел 1996 год. В этот год я старался как мог внедрить свой проект в МГТУ им. Баумана.. Здесь особо отмечу, что ведущей силой была вера некую общественную пользу, которую могу принести своей «альма-матер»; и безусловно вера в само МГТУ – разумность людей, которые работали в одном из ведущих ВУЗов страны. Ресурсом, которым я располагал, было давнее хорошее знакомство с помощником ректора (по понятным причинам, имя не называю). Спустя почти полгода регулярных встреч, помощник ректора поддержал предлагаемую мной идею. И готов был дать зеленый свет. В 1997 году мне казалось, что предлагаемая идея будет развиваться на фундаменте МГТУ и принесет колоссальную пользу. А что вы хотите: мне тогда было 26 лет, и как оказалось чуть позже, я был идеалистом – как в отношении людей, так и самой системы. Академическая реальность оказалась несколько иной, точнее – диаметрально противоположной той, которой мне виделась до 1994 года, в котором я получил диплом МГТУ им. Баумана.

Так в чем состоял мой проект, который я так самозабвенно старался внедрить? Сначала метафорично. Предположим, что в одной комнате давление воздуха высокое, а в другой низкое. Между ними должен существовать отсек, который выравнивает давление. Наверно так же, как в подводных или космических аппаратах. Данный отсек необходим для того, чтобы человек комфортно переходил из одной комнаты в другую без вреда для здоровья. Или представим шлюзы на корабле: если их открыть резко, то с кораблем произойдет большая неприятность – его «выстрелит» так, что от него мало что останется. Если вернуться к теме проекта, то, можно сказать, он и являлся подобным «шлюзом» для студента – между студенчеством и реальным социумом. И в первую очередь – для студентов-«технарей».

В действительности, в то время, технические ВУЗы именно «выстреливали» своих выпускников в реальность жизни, даже не дав им инструкций: что их ждет, как действовать, куда идти. А большинство выпускников потом не один год «хлопали глазами», пытаясь понять куда они попали и как выжить. Я встречал выпускников МВТУ в роли страховых агентов, сборщиков мебели и выставочных стендов… – на тех работах и должностях, для которых нередко вообще образование не требуется.

Не секрет, что сложные технические ВУЗы требуют колоссальной умственной перегрузки. Не хочу обижать гуманитариев, но есть разница между учебными нагрузками «технаря» и «гуманитария»: после МВТУ я учился в гуманитарном ВУЗе. И, казалось бы, по логике – «технари», выйдя из ВУЗа и обладая колоссально развитой «соображалкой», должны легко «брать призы»: занимать должности, делать карьеру… Но по факту оказывается, что как раз именно гуманитарии более адаптированы к социуму, и именно они легче реализуют свои задачи. Нестыковочка. А если с помощью моего проекта не просто уравнять шансы, адаптировав «технарей» и студентов фундаментальных отраслей в социум? Если на «раскаченные мозги» положить технологии движения в социуме – дать им инструкции и карты движения в обществе, правила действий, навыки взаимоотношений, то есть то, что изначально есть у «гуманитариев»? Тогда, студенты Бауманки, выйдя из ВУЗа, легко двинутся в социуме, начнут занимать соответствующие их образованию должности – и мы всем обществом в итоге получим множество классных управленцев, ученых, инженеров.

Похожая публикация:  Цитата из книги

Но в реалии, большинство выпускников серьезных ВУЗов застревают «на старте» своей жизни, теряют свой потенциал знаний и уверенности в себе – в итоге, занимают заурядную должность и становятся заурядной личностью. И ситуация, когда плечом к плечу в одном офисе на одних должностях с равными зарплатами сидит и выпускник Бауманского, и техникума №НН – не такая уж и редкая. От этого теряют не только сами выпускники, но и всё общество: там, где должен был «сидеть» высококлассный специалист, нередко «сидит» дилетант с хорошо подвешенным языком. Мне казалось, что если студентов заблаговременно снабдить необходимым инструментом для движения по социуму, то ситуация изменится. Мало того, не расходуя время и силы на адаптацию и набивание шишек, бывшие студенты смогут полностью раскрыться на новых должностях. Выигрывают все: и студенты, и общество. Выигрывает и сам ВУЗ: о качестве образования в данном ВУЗе судят по тому, чего достигают выпускники – а социум привык мерить достижения и тем, какую в итоге должность человек занял, какой проект возглавил. И тогда мне казалось очевидной потребность в создании такого «подразделения» при ВУЗе. Я думал, что этот момент также очевиден и окружающим…

Данную идею я донес и до помощника ректора, и до ряда проректоров. Летом 1997 года дело, казалось бы, тронулось с мертвой точки: была под аналогичные цели создана на базе факультета РЛ кафедра Валеологии под руководством профессора Семикина Г.И., на которую я по документам был принят на полставки инженером. На мое достаточно сильное удивление, «высшее начальство» заверило меня, что так и надо все делать. Ну, во-первых, хорошо что кафедру возглавляет профессор. Во вторых, валеология – это наука о здоровом образе жизни, и так было проще формально открыть новую кафедру. Тем более, что валеология не противоречит предложенной мной идее, мало того, это даже круче: на кафедре будут заниматься не только дачей инструкций студентам как жить, но и как быть здоровыми… Конечно, против валеологии, тем более здоровья, я ничего не имел – но не мог понять, как под этим соусом действовать. И решил попробовать хоть что-то сделать практически: старт произошел, но вот старт чего – я еще не понимал. Это сейчас, спустя 14 лет я «посылаю» сразу, а тогда, в свои 26 лет я думал, что что-то недопонимаю в закулисных академически-бюрократических играх.

Кафедру возглавил, как я уже сказал, профессор Семикин – как я понял, классный детский хирург, что уже тогда казалось парадоксом: при чем тут заявленный формально здоровый образ жизни, тем более социальная адаптация?… Под кафедру выделили бывший купеческий особняк в Бригадирском переулке – огромное помещение, в котором, в бытность мою там, ничего не происходило. Все мои попытки начать реализовывать свой проект, делать свою структуру, предназначенную для решения заявленной мной задачи – были тщетны: формалистика – страшная сила. Зато за это время я прочитал программные лекции студентам о том, что «быть здоровым очень неплохо», пообщался с преподавателями факультета, послушал серию лекций профессора для немых студентов о «счастье владения речью», даже тиснул несколько статей-тезисов на какую-то левую конференцию. Понятно, что тогда я не обладал авторитетом в научных кругах никаким, и к работе не был привлечен ни один социолог, психолог, тренер. Зато заведующий кафедрой привлек к работе госп. Краснова – возглавлявшего тогда НИИ Психиатрии, который без особых церемоний согласился сотрудничать и выделили под студентов стационар…

Я честно год пытался создать хоть что-то: пусть не кафедру, пусть учебный центр. Тщетно. Спустя год я написал заявление и покинул стены «альма-матер» окончательно. И через месяц открыл собственный независимый учебно-тренинговый центр. Периодически читал лекции в разных ВУЗах, но к данной теме «чтобы всем сделать хорошо», не возвращался. И возможно, данная автобиографичная история так бы и забылась, если бы я блуждая по Интернет, случайно не наткнулся на статью, в которой упоминается и Г.И. Семикин, и МГТУ, и всё, что 14 лет назад я видел воочию. И то, что подменило мою изначальную идею – то, к чему все пришло сегодня.

Похожая публикация:  Повороты Ситуации

Прошло 14 лет. Что лично я сделал за эти годы – без поддержки со стороны какой-либо большой системы или ВУЗа. К 2011 году я создал Темперологию. По сути реализовал тот самый проект, который был заявлен в ректорате МГТУ им. Баумана в 1996 году. С одним нюансом: заявленный тогда проект является ничтожной частью Темперологии – сегодня мы обладаем таким инструментарием, о существовании которого тогда я даже и не мечтал. Написаны книги, существует и работает масса программ, идут занятия открытого формата… Причем, на них нередко присутствуют и бауманцы «в частном порядке». Подробнее о результатах этих 14 лет говорить нет смысла – можно зайти на сайт и все посмотреть.

А какой же путь за эти годы прошла кафедра, возможной причиной создания которой стала моя настойчивость в разговорах с высшим руководством ВУЗа? Ну, как и тогда, кафедра занимается пропагандой здорового образа жизни, и объясняет студентам, что «наркотики это плохо». Дело благое, и не подкопаешься. Но интересуют же результаты ее работы – что же она создала? И, о чудо – создала! Статью «Этот человек должен сидеть в тюрьме» я очень рекомендую прочитать самостоятельно. Тут просто тезисно пробегусь по «результатам». Я неслучайно так подробно рассказал предысторию появления и кафедры Валеологии в бывшем «Высшем Артеллирийском Имеператорском Училище», позже МВТУ, сегодня МГТУ имени Баумана – чтобы понимать, что все происходит не в ПТУ им. Зюзикова, а лучшей технической школе бывшего СССР.

А там все круто. Статья начинается так:

«Знакомьтесь, это Геннадий Семикин, директор учебно-методического центра «Здоровьесберегающие технологии и профилактика наркомании в молодежной среде» при МГТУ им. Баумана. Возглавляемый Семикиным центр разработал уникальную методику тестирования граждан на факт приёма наркотиков, основанную на методе Фолля».

Еще с тех давних лет, Геннадий Иванович воспылал желанием бороться наркоманией. Напомню, что он не нарколог – он детский хирург. Но фишка тут именно в этом самом приборе, который разработан на кафедре, который позволяет всех тестировать – и тут же выявлять наркоманов.

«Первыми прелести наркотестирования испытали на себе абитуриенты военного факультета МГТУ им. Баумана – вот уже шестой год их проверяют с помощью аптечных тест-полосок».

То есть аппарат уже работает! А выглядит это чудо техники так:

«От одного из «черных ящиков» тянутся два провода. На конце одного – железный наконечник: пассивный электрод. На другом – насадка, похожая на обычную шариковую ручку, – это активный электрод, или попросту щуп. Именно он и «прощупывает» студента на предмет употребления запрещенных веществ. Встроенный в щуп индикатор передаст в машину все сведения об отношениях студента с наркотиками, а аппарат уже анализирует эти сведения. Результат показывает стрелка на циферблате».

А принцип аппарат использует очень простой:

«Прибор анализирует так называемый информационный след, который наркотик оставляет в организме, – объясняет Геннадий Семикин, – химические вещества со временем выводятся из организма, а информационный след остается. Именно поэтому мы можем говорить о факте приема наркотиков даже по истечении многих лет».

Круто? Тогда двинемся дальше – а откуда взялся метод Фолля? Наверняка, это был очень достойный человек!

«Доктор Рейнхольд Фолль, скончавшийся в 1990 году, во времена Третьего рейха состоял в подразделении СС «Ананербэ», которое занималось опытами над людьми в концлагере «Освенцим». Организация «Ананербэ» была создана в 1933 году как элитарный мистический орден, который с 1939 года по инициативе Гиммлера стал главной научно-исследовательской структурой в рамках СС и имел в своем подчинении более пятидесяти исследовательских институтов, занимавшихся поиском древних знаний, позволяющих разрабатывать новейшие технологии, управлять человеческим сознанием и проводить генетические манипуляции в целях создания «сверхчеловека». Судя по некоторым сообщениям, архив «Ананербэ» достался советской стороне.

Эсэсовец Фолль вышел сухим из воды, по каким-то таинственным причинам не понеся серьезного наказания. Однако лишенный права на медицинскую практику занялся разработкой ранее накопленного материала и в 1953 году вынырнул из небытия, как автор прибора и метода, названного его именем. Успев неплохо заработать на своем изобретении, он тихо-мирно скончался в 1990 году».

Похожая публикация:  Блеск и нищета антисистемы

Но бог с ней, с моральной стороной вопроса!

Этим чудом техники, о чем вы можете прочитать в статье, тестируют студентов. Сомневаюсь, что добровольно. Напомню, что я уже упоминал, что первым «научным прорывом» кафедры было то, что клиника Ганушкина готова была выделить для психиатрического лечения студентов стационар. Не думаю, что в «дурку» студенты отъезжали добровольно. Но к делу: что есть это за аппарат? Это правда феномен техники, достойный всего МВТУ?

«Что же представляет собой это Чудо? Да самый обыкновенный омметр. Или вольтметр. Или амперметр. Гальванометр, по большому счету. Мужики, у кого в кладовке/гараже не валяется авометр, от же тэстер? Вот, оно самое».

А работает следующим образом:

«Идея гениально подходит для любых манипуляций с результатами. Фокус тут в том, что сопротивление человеческой кожи имеет огромный разброс по параметрам – от 10 до 100 кОм. Метод Фолля основан на измерении сопротивления человеческой кожи обыкновенным омметром. А зависит сопротивление кожи только от двух значений:

— степени потливости объекта,

— силы нажатия на кожу электродом.

Достаньте свой авометр. Включите его на измерение сопротивления. Возьмите в руку любой металлический предмет, хоть столовую ложку, и присоедините к нему один электрод. Теперь щупом коснитесь кожи. Стрелка сдвинется, показывая некое сопротивление. Нажимая щупом с разной силой вы заставите стрелку «гулять» по шкале. Через пару минут вы научитесь останавливать её против любого нужного вам деления…

В норме разброс от 10 до 100 кОм.

Даже с постоянным давлением – скажем, приклеив измерительный электрод к коже – мы заметим, что стрелка гуляет по шкале. За несколько секунд сопротивление может меняться в десятки раз.

Сделайте несколько глубоких вдохов. Покашляйте. Сидите спокойно и расслабленно, но мысленно представьте себе что-то ужасное. Теперь – прекрасное. Стрелка немедленно отметит все эти ваши действия своими перемещениями по шкале.

Этот эффект называется «кожно-гальванический рефлекс» и он известен испокон веку, чуть ли не с времен Алессандро Вольта и Майкла Фарадея.

Теперь понятно, какая адская машина оказалась в руках негодяев всех мастей!»…

И далее по тексту, в том числе, что в частности в США прибор признан шарлатанским и люди, его использующие, уголовно наказуемы и проч. Если вас заинтересовало это «научное достижение», то можно перечитать статью – там много познавательного.

Итак, подведём итог. Стартовав в одной точке: я, с идеи адаптации студентов в социуме – в итоге создал Темперологию и всё, что с ней связано; кафедра, при финансировании и скопище многих ученых за тот же период – «чудо машину», которая является омметром, который якобы ищет «информационный след» от наркотиков. Не знаю как объяснить… – но видите ли вы разницу в результатах?

Поделитесь с друзьями

Рейтинг публикации

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (15 голосов, средний: 5,00 из 5)
Загрузка ... Загрузка ...
Кронин С.

Кронин С.

философ, писатель, аналитик, эксперт по социальным процессам.

Написать комментарий

1 Комментарий к публикации "14 лет спустя: МГТУ им. Н.Э. Баумана – подведение итогов, или с чего начиналась Темперология."

Уведомлять о
avatar
3000

Айна
Гость
Айна
1 сентября 2011 22:10

А ведь за счет реализации этого проекта, наверно, могло бы измениться и «лицо» Бауманского: отразилось бы на судьбе выпускников, могло бы измениться отношение к инженерному образованию в социуме, например, рейтинг Бауманского шел бы вверх «нелинейно», за 14 лет выпущенные студенты уже руководили бы серьезными проектами.
Вопрос инноваций опять таки наверно не стоял бы сейчас так остро… М-да, нет всего этого, и не будет – зато есть «тестер», чтобы отчислять неугодных. Но видно бюджет идет, награды идут… — значит, все хорошо, правильно и надежно…
Наверно, таких примеров как вышеописанный – море, практически во всех отраслях науки и других ВУЗах. Как говорят, «кадры решают все»: какие кадры, такой будет и результат. Страшно за сегодняшнюю науку, образование и, конечно, будущее студентов…
Конечно, те, кто способен что-то создать, создаст и обойдется и «без кафедры», а вот обойдется ли то, что остается после ухода таких, как Сергей Игоревич, «паровозов/локомативов»…? Это вопрос…

Актуальное обсуждение. Ваше мнение? Thumb up 15 Thumb down 6

wpDiscuz